Что это?

Континуум здоровья

РБК и Philips исследуют, как инновации помогают вам сохранить здоровье и выводят медицину на новый качественный уровень. Узнайте, какие решения предлагает Philips вам, вашим близким и вашему бизнесу уже сегодня.

Здоровый образ жизни
Профилактика
Диагностика
Лечение
Уход на дому

Как лечить храп

Текст: Андрей Гришковец

Безобидный, на первый взгляд, храп может быть признаком опасного заболевания — синдрома обструктивного апноэ сна (СОАС). Это заболевание может приводить к тяжелым последствиям: от снижения интеллекта до развития диабета второго типа, гипертонии или жировой болезни печени. О разных способах лечения храпа, которые отличаются эффективностью и удобством применения, рассказывает руководитель направления домашней респираторной медицины компании Philips Ольга Зуева.

Синдром обструктивного апноэ сна — состояние, при котором во время сна происходит затруднение дыхания из-за сужения верхних дыхательных путей. В бытовом понимании это просто сильный храп. О возможностях диагностики СОАС мы уже писали.

Напомним, что синдром обструктивного апноэ сна может приводить к развитию осложнений. Доказано влияние СОАС на развитие гипертонии, нарушений сердечного ритма, повышение рисков инфарктов и инсультов. Но это еще не всё.

В 2009 году были опубликованы данные, полученные в ходе так называемого Бассельтонского исследования (Busselton Health Study), когда ученые наблюдали за здоровьем жителей города Бассельтон в Австралии. Выяснилось, что умеренно тяжелый храп был независимым фактором риска развития ожирения и диабета второго типа. Ранее к такому же выводу пришли американские ученые.

В 2012 году были обновлены официальные клинические рекомендации американского Общества торакальных врачей (это объединение включает в себя всех специалистов, занимающихся заболеваниями органов грудной клетки) по лечению СОАС. Обновление понадобилось после того, как было доказано, что люди, страдающие храпом, в 2–3 раза чаще попадают в автомобильные аварии с тяжелым исходом.

В 2014 году были опубликованы данные, убедительно доказывающие связь между храпом и развитием так называемой неалкогольной жировой болезни печени. Это заболевание напоминает деградацию печени при злоупотреблении алкоголем, но, как следует из написанного, поражает совершенно непьющих людей.

С помощью специального компактного аппарата, совмещенного с носовой (или носо-ротовой) маской, воздух под давлением подается в легкие одновременно со вдохом спящего человека.

Смысл лечения СОАС — добиться уменьшения или полного исчезновения эпизодов остановки дыхания во сне. Тучным людям рекомендуют снизить вес, часто этого достаточно для лечения храпа. Но бывают случаи, когда простым снижением веса добиться эффекта не удается: храп вызывается множеством причин, в числе которых и особенности анатомического строения шеи, глотки, гортани или нижележащих отделов дыхательной системы.

Российские врачи предлагают немало способов лечения храпа. Это и лекарственные средства, и малоинвазивные хирургические вмешательства — укрепление анатомических структур гортани и глотки с помощью лазерного или радиочастотного воздействия, — и всевозможные приспособления, не дающие гортани и глотке сужаться во время сна. Кроме того, существует и инвазивная хирургия: иссечение мягкого неба или небной занавески скальпелем. У этих способов есть определенные недостатки.

Во-первых, лечение в основном касается, грубо говоря, ротовой полости, гортани и глотки. Всё, что глубже, мало доступно консервативным методам и оперативному вмешательству. Во-вторых, после малоинвазивных операций возможен рецидив — укрепленная с помощью хирургии часть воздухоносных путей может снова «сломаться».

Максимальную (и единственную научно доказанную) эффективность лечения синдрома обструктивного апноэ сна, по данным все того же американского Общества торакальных врачей, обеспечивает методика, которая называется Continuous Positive Airway Pressure, CPAP. Это метод поддержания постоянного положительного давления в верхних дыхательных путях.

Из-за громоздкости названия в русском языке прижилась английская аббревиатура CPAP (в России говорят «сипап») или ее продвинутая версия APAP («апап» от «сипап» отличается тем, что величина положительного давления поддерживается автоматически в зависимости от частоты и силы каждого вдоха-выдоха).

С помощью специального компактного аппарата, совмещенного с носовой (или носо-ротовой) маской, воздух под давлением подается в легкие одновременно со вдохом спящего человека. Аппарат постоянно поддерживает положительное давление потока, не давая верхним дыхательным путям спадаться. Маска подбирается индивидуально под каждого человека, обеспечивая комфортное дыхание.

Очевидно, что спать в маске (хоть и самой маленькой, одевающейся только на нос) нужно привыкнуть. Однако цена вопроса велика — вспомните набор проблем, которые может вызвать храп.

Диагностикой и лечением СОАС в России занимаются специалисты-сомнологи. Врачи других специальностей (неврологи, терапевты, специалисты по реанимации и интенсивной терапии, пульмонологи, оториноларингологи, кардиологи) сталкиваются с осложнениями СОАС и поэтому также диагностируют и лечат первопричину. Вот некоторые из клиник, которые могут помочь:

Центр метаболических нарушений в МОНИКИ (г. Москва, ул. Щепкина, д. 61/2);

ГНИЦ профилактической медицины (г. Москва, Петроверигский пер., д. 10);

Первый МГМУ им. И. М. Сеченова, Клиника нефрологии, внутренних и профессиональных болезней им. Е. М. Тареева, отделение ОРИТ (г. Москва, ул. Россолимо, д. 11, стр. 5).

Доля профилактики в снижении смертности от заболеваний сердца — более 50%

Текст: Андрей Гришковец

Директор Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины, д. м. н., профессор Сергей Анатольевич Бойцов рассказывает о возможностях профилактической медицины.

— Насколько значительную роль играет профилактика заболеваний в здоровье нации?

— Думаю, ее трудно переоценить. Это доказано опытом многих стран, является предметом прямых, самых активных и значимых рекомендаций на уровне Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Если говорить об опыте стран по профилактике неинфекционных заболеваний, то надо начать, наверное, с результатов, которые были получены в результате начавшегося в 1948 году Фремингемского исследования. Оно впервые показало совершенно удивительные результаты: смертность от сердечно-сосудистых, онкологических, бронхо-легочных заболеваний и сахарного диабета связана главным образом с факторами риска, которые ассоциированы с нездоровым образом жизни — избыточный вес, курение, низкая физическая активность. После того как эти данные были получены, начался более глубокий анализ в целом ряде стран. Сейчас уже есть мета-анализ, обобщающий результаты популяционных исследований, которые показывают суммарно, что примерно 55% успеха в снижении смертности — это изменение распространенности факторов риска за счет оздоровления образа жизни, то есть профилактика. И примерно 35-40% — это вклад уже собственно лечебно-диагностических факторов.

На фото: Сергей Анатольевич Бойцов, Директор Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины, д. м. н., профессор

— Скажите, диспансеризация — это часть процесса профилактики?

— Да. Если говорить обо всех профилактических мерах, они могут быть структурированы, наверное, в три больших направления. Первое — популяционное. Информирование людей, мотивирование к ведению здорового образа жизни. Мы объясняем, что курение, нездоровое питание (избыточное, высококалорийное, нездоровое по составу), низкая физическая активность являются причиной ожирения. Ожирение, в свою очередь, провоцирует нарушение углеводного обмена, повышение артериального давления, нарушение уровня обмена холестерина. Следствием чего являются осложнения: инфаркты, инсульты, сердечно-сосудистая смерть. Людей надо информировать, мотивировать, а самое главное — обеспечивать им условия для здорового образа жизни. Популяционная стратегия для системы здравоохранения малозатратна. Но если говорить о нагрузке на общественное здоровье в целом, нагрузке на экономику, то это весьма дорого. К примеру, что такое здоровое питание? Много компонентов, в том числе отсутствие трансизомеров жирных кислот (именно им отводится значительная роль в этиологии атеросклероза). Сейчас все наши маргарины в абсолютном большинстве — это поставщики большого количества трансизомеров жирных кислот. Чтобы перестроить масложировую промышленность, надо изменить технические регламенты, найти механизмы экономического регулирования, стимулирующие предприятия уходить от трансжиров. Или, например, меньшее содержание соли в продуктах. Пока только две страны смогли этого добиться: это Финляндия и Великобритания. В первую очередь за счет хлебобулочных изделий.

Вторая стратегия предполагает своевременное выявление людей, которые находятся в зоне высокого риска развития тех болезней, о которых я говорил, и их своевременную коррекцию. Диспансеризация населения — часть этого.

Ну, а третья стратегия — это уже вторичная профилактика. Она предполагает контроль течения выявленного заболевания для того, чтобы минимизировать развитие тех или иных осложнений. Примером тому является, например, контроль достижения целевых значений по артериальному давлению, чтобы минимизировать количество кризов, вызовов неотложной скорой помощи, госпитализаций, а самое главное — минимизировать количество инсультов, инфарктов. Это же касается уровня холестерина, контроль которого позволяет предупреждать обострение ишемической болезни сердца.

От граждан требуется осознать необходимость заботиться о себе, найти время и заняться здоровьем

— Что конкретно мы подразумеваем под словом «диспансеризация»?

— Это означает: первое — совокупность скринингов, которые нацелены на выявление болезней и факторов риска их возникновения. Второе, что она подразумевает, — это наличие так называемого второго этапа, когда при выявленных подозрениях в ходе скирининга происходит уточнение диагноза. В этом уникальность нашей диспансеризации по сравнению с зарубежными аналогами. Поскольку и организационно, и финансово здесь заложена возможность уточнения диагноза. И третья компонента — это коррекция факторов риска, связанных с нездоровым образом жизни, путем углубленного профилактического консультирования. Это уже не новелла, то же самое делается и в других странах. Другое дело, что мы это организационно и финансово объединили в единый блок. И четвертая компонента — передача людей с выявленными заболеваниями под динамическое наблюдение для вторичной профилактики.

— То есть гражданин в соответствии с возрастом (должен делиться на три), указанным в схеме диспансеризации, приходит в поликлинику. Что происходит дальше? Как схема выглядит в идеале?

— В большинстве случаев (это не в идеале, так оно и происходит) он направляется или в отделение, или в кабинет медицинской профилактики (в большой поликлинике отделение, в маленькой — кабинет). Проходит анкетирование (это очень важный этап диспансеризации, который позволяет выявить большое количество факторов риска и собственно заболеваний), проходит антропометрические измерения — измерение индекса массы тела, наличие абдоминального ожирения, — а далее получает «маршрутный лист» движения. Но не по кабинетам врачей, а по кабинетам, где находятся те или иные исследовательские методики. Это измерение уровня глюкозы в крови, холестерина, анализ мочи, кала по определенным показателям и т. д. Врач на первом этапе только один — это участковый терапевт в финале. Он получает все результаты обследования, делает диагностическое заключение, определяет группу здоровья и необходимость углубленного профилактического консультирования, направления на второй этап или возможность диспансерного наблюдения.

Проводим и онкоскрининг — на предмет рака шейки матки, рака молочной железы, предстательной железы, онкоскрининг этих же заболеваний путем УЗИ органов брюшной полости, онкоскрининг и одновременно скрининг на туберкулез с помощью флюорографии.

Исследования назначаются не всем подряд, а в определенных возрастных интервалах, когда велика вероятность развития того или иного заболевания. С учетом имеющихся данных о частоте развития в разные возрастные периоды, рекомендаций и накопленного опыта в других странах.

— Сколько времени занимает прохождение диспансеризации?

— Это зависит от возраста и от пола. Если речь идет о мужчинах в возрасте до сорока пяти лет, то за один день все можно сделать. У женщин в один день это не получается, это как минимум два дня из-за проведения исследований в рамках гинекологии. А если идет речь о возрасте более «продвинутом», и тем более, если идет речь о втором этапе, то это бывает и три, и четыре посещения.

— В карте прохождения диспансеризации указан конкретный возраст, в котором можно проходить диспансеризацию. Что делать человеку, если он не подходит по возрасту?

— Такой человек имеет возможность пройти так называемый профилактический осмотр, который является несколько сокращенной программой диспансеризации.

— Обязательно ли проходить диспансеризацию по месту жительства? Или это можно сделать по месту работы, например?

— Результат диспансеризации — это инструмент для работы в последующем участкового терапевта. Именно он должен брать человека на диспансерный учет, проводить лечение и профилактическую работу. Если результат оторван от этого процесса, диспансеризация теряет смысл. Поэтому диспансеризацию нужно проходить там, где человек проводит свою жизнь.

— Легко ли удалось подвигнуть граждан на прохождение диспансеризации?

— Очень непросто было в первый, 2013 год. Потому что не было периода подготовки, периода разогрева населения. Сейчас все налаживается. 2014 год был существенно легче, в 2015-м население пошло. Это абсолютно бесплатное мероприятие. Люди стали понимать: государство — партнер в деле охраны здоровья. Оно выделяет средства, строит систему, позволяющую сохранить собственным гражданам здоровье и работоспособность. От граждан требуется осознать необходимость заботиться о себе, найти время и заняться здоровьем. Это взаимовыгодный процесс.