Что это?

Континуум здоровья

РБК и Philips исследуют, как инновации помогают вам сохранить здоровье и выводят медицину на новый качественный уровень. Узнайте, какие решения предлагает Philips вам, вашим близким и вашему бизнесу уже сегодня.

Здоровый образ жизни
Профилактика
Диагностика
Лечение
Уход на дому

Полина Киценко: «В начале третьего тысячелетия люди поняли, что эликсир бессмертия так и не изобретен, и его заменило сочетание здорового питания и культуры следить за собой».

Полина, неотъемлемая часть Вашей жизни — это мода и модная империя Podium Market. Но так было не всегда. Вы — дипломированный юрист. Как случился переход из банковской сферы в модную?

У меня переход в модную сферу случился, можно сказать, по семейным обстоятельствам. Я — дипломированный юрист, закончила юридический факультет с красным дипломом и два с половиной года проработала в коммерческих банках в департаментах платежных карт. После замужества в течение какого-то небольшого промежутка времени не работала, но постепенно начала вклиниваться в компанию Podium, созданную моим супругом. Он не рвался брать меня на работу, но я обучалась, потому что очень хотела работать в этой сфере, очень много времени тратила на самообразование. Мне хотелось доказать, что я справлюсь, и наступил момент, когда я начала давать ему настолько интересные советы и предложения, что он понял: я действительно могу быть полезной. Самое главное, мне кажется, в любом деле — это желание и энтузиазм. Если у человека они есть, он сможет добиться всего, чего хочет. А к моде у меня был большой интерес, энтузиазм и любовь. Хотя в том деле, которым мы занимаемся, помимо моды, очень много математики, экономики и каждый день юриспруденция. Любое образование ты всегда получаешь на рабочем месте, а любой ВУЗ и университет дает базисные знания, развивает способность учиться и не более того.

Помимо мощной бизнес-составляющей Podium Market — это еще история о стиле и красоте. Вы с детства были модницей? Помните свою первую по-настоящему модную вещь?

В детстве и юности я, наверное, была такой же модницей, как и все простые советские девочки — модницей с минимальными возможностями. Мои родители не работали за границей, и у меня не было шанса носить импортные вещи. Мы достаточно скромно жили. Выходили из положения так же, как большинство женщин в нашей стране, — «мама сшила». Конечно, основная часть моего взросления пришлась на переходный период и на последствия падения железного занавеса, распада Советского Союза и уже изменения экономической ситуации. Но я помню, как, например, отправляясь в ГУМ и видя длинную очередь, мы сначала ее занимали, а потом бежали в начало, иногда несколько сот метров, для того, чтобы узнать, что там все-таки продают. На всякий случай мы ее занимали. А то вдруг там какие-то сапоги «на манке», или, не дай бог, ГДРовское пальто. Эти воспоминания до сих пор свежи.

Какие сейчас тренды в российской столице? Какие вещи и аксессуары москвички раскупают быстрее всего?

Москвички сейчас очень продвинутые. Сегодня они ничем не отличаются от, например, мировых девушек, быстро подхватывают все, что модно, и я не могу сказать, что мы отстаем или опережаем. Все-таки глобализация делает свое дело, поэтому москвички сейчас хотят носить примерно то же самое, что и парижанки или представительницы других мировых столиц. Конечно же, нельзя исключать отсутствие у нас как такового стрит-стайла и стрит-шопинга. Плюс у нас все умножается на климатические особенности. Зимой хорошо покупаются теплые вещи, летом — яркие. Мы голодаем по солнцу, его лучам и радостному настроению, такой легкий скандинавский синдром... Но быстро раскупается в основном все то же самое, что и за границей. Вошли в моду клеши — раскупаются клеши, вошли в моду парки — вот уже третий или четвертый сезон все охотно их берут. Я могу сказать, что традиционно продается плохо — это коричневый цвет и все его оттенки.

Как на Вашем бизнесе сказывается нынешний кризис?

Создавая Podium market, мы предвидели, что мировая экономика будет нестабильна, и понимали, что для люкса не будет столько места, сколько его было раньше. В мире вообще наметился глобальный тренд высокого «перепотребления»: всего, чего бы то ни было. Мы видели для себя большую экономически интересную нишу в создании fashion-сегмента, в котором все модно и недорого, в котором роскошь товаров потребления становится более доступной.

Полина, из чего, помимо работы и бизнеса, складывается Ваш день?

Важное место в распорядке моего дня занимает спорт. Это такая же обязательная часть, как чистка зубов или расчесывание. Это моя физическая культура, мой вклад в себя и свое здоровье. День начинается с тренировки, завтрака и приведения себя в порядок. Еще Лев Толстой говорил, что «надо непременно встряхивать себя физически, чтобы быть здоровым нравственно». Вот и я твердо верю в то, что люди, которые занимаются физической культурой, меньше подвержены стрессам. К тому же спорт — это хорошая психологическая разрядка, зарядка, перезарядка, перезагрузка... Поэтому каждое утро я перезаряжаю свой усталый винчестер на новую программу наступившего дня.

Полина, почему, на Ваш взгляд, за последние пару лет здоровый образ жизни набрал такую популярность в мире? Почему на смену тусовкам и походам по барам приходят пробежки, занятия в спортзале, правильное питание?

Нынче модное понятие здорового образа жизни я бы обозначила набившим нам с детства оскомину термином физическая культура, который мы, к сожалению, раньше не понимали, и занятия эти ассоциировали с невзрачным физруком, требующим от нас непременный прыжок через козла. На самом же деле, физкультура и есть здоровый образ жизни. Это культура следить за собой, культура быть здоровым, подтянутым. Ни одна самая дорогая и классная вещь не будет сидеть хорошо на вялом или неухоженном теле. Все крутится вокруг одного и того же — вещи для нас, а не мы для вещей. Во все века человечество интересовал поиск эликсира бессмертия, люди хотели жить долго, счастливо и не стареть. А в начале третьего тысячелетия люди поняли, что эликсир бессмертия так и не изобретен, и его заменило сочетание здорового питания и культуры следить за собой. Люди, которые за собой следят и относятся к себе как к ценному сосуду, развивают себя и духовно, и физически, дольше остаются здоровыми, и красивыми, и, я бы даже сказала, интересными всем. Вот это и есть физическая культура.

В одном из интервью Вы сказали, что больше всего на свете любите бывать дома, что для Вас это естественная среда обитания. Вы сами обустраивали свой дом?

Дом для меня действительно самая желанная среда обитания и самая важная точка на карте моего ежедневного пути. Это место, где я хочу быть каждую минуту. Наш дом обустраивал мой муж. Он не профессиональный дизайнер, это всего лишь хобби, но у него прекрасный вкус, поэтому на досуге он обустраивает нашу недвижимость. В его работу большими мазками я лишь вношу свои маленькие штрихи.

Что помимо дизайнерских задумок, отвечающих за уют, помогает создать в доме правильную и здоровую атмосферу? А есть ли у Вас какие-то секреты, как очистить воздух в доме, где живете Вы и Ваша семья?

Поскольку я веду здоровый образ жизни, люблю, чтобы все в моем обустройстве в течение дня было призвано улучшать здоровье мое и обитателей моего дома. Я помешана на таких вещах, как, например, увлажнение воздуха. Чтобы зимой и летом сохранять молодость кожи, использую очиститель воздуха с профессиональной системой фильтрации и увлажнения от Philips. Это лучшая профилактика всех респираторных вирусных инфекций, особенно в ненастное длительное зимнее время нашего сурового климата.

А куда Вы предпочитаете отправляться на отдых, чтобы подышать чистым воздухом?

Я очень люблю природу, отдыхать предпочитаю в горах, в полях и на реках... Жару не люблю. Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, что мне нравится море, но не жара. А еще больше мне нравятся горные озера. В холоде лучше сохраняется красота.

В медицине решающее значение продолжает иметь личность врача

Илья Федоринин, генеральный директор старейшей российской частной клиники ЦЭЛТ, и Автандил Бабунашвили, заведующий отделением сердечно-сосудистой хирургии, о том, как нужно работать, чтобы завоевать доверие пациентов.

Могли бы вы обрисовать роль, которую сегодня играет частная медицина в российском здравоохранении?

Частная медицина занимает в России не очень большую долю рынка, в сравнении с государственной. Этому есть несколько причин. Но основных на сегодняшний день две. Первая: развитие частной медицины сдерживается ограниченным платежеспособным спросом со стороны населения. И это не всегда связано с низким уровнем дохода пациента, но часто — с установкой о бесплатности медицинской помощи и неготовностью оплачивать ее. Вторая: отсутствие понятных сценариев работы частных лечебных центров в рамках государственных страховых программ. Во всем мире частные клиники существуют в едином страховом и финансовом пространстве с государственными. В России же это два разных мира, мы идем своим тернистым путем.

Ограниченное финансирование здравоохранения вылилось в то, что государственные клиники давно вышли на поле платных медицинских услуг (получив законодательную поддержку). Мы конкурируем с мощнейшими государственными институтами, при этом, в отличии от них, в себестоимость своих услуг мы вынуждены включать ряд дополнительных и существенных статей расходов — капитальные затраты, например, аренду коммерческих площадей и другие. Естественно, это влияет на тарифы. Такую конкуренцию сложно назвать равной. 

Если посмотреть на хорошие клиники в западных странах, то мы увидим, что стоимость аналогичных услуг «там» выше даже не в 2-3 раза, а уже в 7-10 раз при сравнимой, а иногда более низкой, стоимости оборудования. При этом уровень и качество оказываемых услуг по многим направлениям как минимум не уступает. И это не наша завышенная самооценка, а экспертное мнение. Весной этого года мы принимали делегацию представителей Европейской Ассоциации Частных Госпиталей European Union of Private Hospitals(UEHP) во главе с Президентом Ассоциации доктором Полем Гарассусом. Он был очень удивлен увиденным и сказал: "Я никак не ожидал увидеть здесь уровень университетской европейской клиники". Я горжусь такой оценкой. 

Текущую рыночную ситуацию можно назвать «непростой». С другой стороны, те, кто выживет в сегодняшних условиях, станут намного сильнее в будущем. Надо признать, что в последние 2-3 года появляются определенные позитивные сдвиги для частных клиник. Сейчас, например, мы уже всерьез рассматриваем возможность работать в рамках ОМС по отдельным узким специализациям с некоторыми регионами России. И еще одна интересная тенденция намечается – медицинский туризм в Россию. Именно в Россию! Появляются пациенты из дальнего зарубежья, которые у себя на родине оказались не покрыты медицинской страховкой.  Они сознательно начинают искать более дешевые, но не менее квалифицированные, чем у себя дома, альтернативы лечения и находят нас. Это означает, несмотря на то что мы постоянно ругаем отечественное здравоохранение (и часто за дело), оно может быть конкурентоспособным на глобальном мировом рынке. Впереди еще много работы и принципиальных изменений. Но подобные светлые моменты необходимо учитывать.

Вы возглавляете одну из старейших частных клиник в РФ. За время ее существования уже не раз переживали модернизацию оборудования, компьютерных систем и т.д. За это время вы наверняка выработали принципы, которыми руководствуетесь при проведении изменений. Не могли бы вы их озвучить?

Мы первая частная многопрофильная клиника со стационаром, появившаяся в России. Начинали еще в 1988 году. И сейчас находимся в том же здании, в каком клиника расположилась с 1993 года. Конечно, за время нашей жизни у нас сменилось уже несколько поколений оборудования. Но мы не очень показательны в качестве образца для построения финансовых моделей по закупкам и модернизации техники. Президент ЦЭЛТ Александр Семенович Бронштейн считает, что в клинике должно быть самое лучшее и надежное оборудование. На уровне лучших мировых стандартов. Медицины должно быть больше, чем бизнеса. Это наш главный принцип при покупке оборудования. Кстати, в долгосрочной перспективе это себя оправдывает. С одной стороны, хорошая техника служит долго, а крупные вендоры часто представляют гибкие финансовые инструменты при покупке и помогают в эксплуатации. С другой стороны, в совокупности с сильной командой врачей передовое оборудование позволяет нам формировать пул высоколояльных пациентов. По статистике, 70% пациентов приходят к нам не впервые, т.е. обращаются в ЦЭЛТ снова, когда у них появляются проблемы со здоровьем. Мы очень ценим их доверие.

C точки зрения формирования прибыли, для нас важно не терпеть убытки на стационаре (с поликлиникой ситуация всегда проще). Мы предпочитаем работать с небольшой маржей, но оказывать высококачественную помощь.

Профессор Бабунашвили, вы одними из первых частных клиник в России освоили проведение эндоваскулярных вмешательств. Успешным ли, в том числе и с коммерческой точки зрения, оказался опыт? Какое оборудование вы предпочитаете использовать и почему?

Мы были не одними из первых, а просто первыми. Первый стент в коронарные артерии на территории России имплантировали мы. Эндоваскулярные вмешательства — перспективное направление, оно постоянно развивается, помогая нам лечить все большее количество сердечно-сосудистых заболеваний. Начиналось все с коронарных артерий, и нам приходилось убеждать кардиологическое сообщество в том, что во многих случаях стентирование — это хорошая альтернатива аортокоронарному шунтированию. Тогда это было непривычно и вызывало недоверие даже у хороших врачей. Теперь убеждать никого не надо — интервенционная кардиология стала мейнстримом, а мы, кроме коронарных артерий, выполняем весь возможный спектр вмешательств: делаем операции на всех периферических сосудах, лечим миому матки и аденому предстательной железы с помощью эмболизации артерий, проводим внутрисосудистое УЗИ, устанавливаем аортальные клапаны и стент-графт при аневризмах аорты, лечим врожденные пороки сердца и крупных сосудов с помощью новейших эндоваскулярных технологий и т.д. Для сложных чрескожных вмешательств используем технику Philips, которая обладает рядом свойств, например, улучшающих внутрисосудистую навигацию. Что касается коммерческой успешности, то мы не работаем себе в убыток. Но и назвать эндоваскулярные вмешательства высокодоходным направлением нельзя. Очень высокая стоимость оборудования и расходных материалов.

Ведется ли научная работа в ЦЭЛТ?

Научная работа, разумеется, ведется. Мы владеем более чем двадцатью патентами на авторские разработки, на нашей базе пишутся кандидатские и докторские работы. Крупная частная клиника не может существовать без науки. Вышли в свет 5 монографий по интервенционным методикам, одна из них — во Франции, на английском языке. За последние 10 лет мы выпустили более 300 научных статей, в том числе в зарубежной научной публикации. Мы участвуем с докладами во всех крупных международных научных форумах и организуем у себя международные научные симпозиумы и семинары с участием лучших врачей Европы, Америки, Японии. Кроме того, мы сами организуем учебные вебинары и семинары для врачей при участии международных ведущих компаний. В этой специальности нужно постоянно идти в ногу со временем, а иногда даже опережать время.

Или вот совсем свежий пример про научную деятельность клиники. Как известно, в конце октября в РАН проходило голосование по избранию новых членов Академии. Всего по клинической медицине было установлено 120 вакансий, то есть 120 ученых, врачей, лучших в своей области, могли быть избраны новыми членами Академии. Из них по абдоминальной хирургии было только два (!) места, на которые претендовало 13 человек. Очень сильная конкуренция – последние 4 года, т.е. после реорганизации РАН и слияния трех академий РАН, РАМН и РАСХН, выборы не проводились. Главный хирург ЦЭЛТ Олег Эммануилович Луцевич избран членом-корреспондентом РАН.

Илья Анатольевич, недавно вы открыли Клинику лечения боли. Почему для инвестиций было выбрано именно это направление?

Мы выбираем направления для инвестиций по нескольким параметрам. Первое — актуальность и востребованность конкретной услуги пациентами, ее ресурсоемкость с точки зрения капитальных вложений, скорость возврата инвестиций. Мы внимательно просчитываем все до мельчайших деталей. Но мы никогда не начинаем инвестировать, предварительно не решив, кто именно будет лидером направления. В медицине очень важно, кто именно будет осваивать инвестиции, какая команда врачей, кто будет лидером команды. Векторов, по которым можно развиваться, великое множество. А вот талантливых и квалифицированных врачей, способных развить новое направление, не так много, как хотелось бы. Направление по лечению боли у нас было давно — с конца 90-х годов. Клиники Боли (Pain Clinic) очень распространены в Израиле и США. Настал момент, когда команда врачей была готова предложить лечение нашим пациентам на мировом уровне. Прошли стажировку в лучших зарубежных клиниках, применили к собственным стандартам. Инвестиционные идеи в наших стенах рождаются именно так.

Мы, может быть, несколько старомодны, но продолжаем считать, что в медицине решающее значение имеют личность врача и командная работа. А все цифры — это уже следствие.

#частнаямедицина#здравоохранение#инвестиции#медицина#секретуспеха#перспективы#кардиология#практика#инновации