Что это?

Континуум здоровья

РБК и Philips исследуют, как инновации помогают вам сохранить здоровье и выводят медицину на новый качественный уровень. Узнайте, какие решения предлагает Philips вам, вашим близким и вашему бизнесу уже сегодня.

Здоровый образ жизни
Профилактика
Диагностика
Лечение
Уход на дому

Не бойся, я с тобой: как преодолеть самые распространенные стрессовые ситуации

От публичных выступлений и вездесущих микробов до комментариев в Инстаграме — как научиться даже в патовых ситуациях сохранять спокойствие и получать пользу из любой ситуации

Страх дедлайна

Описание: знаменитая в психологии хронофобия, или боязнь времени, в современном мире мутировала, точнее приобрела жесткие временные рамки (знаем-знаем, от одного этого словосочетания многих уже бросает в пот). Будем честны, не так страшен черт или дата сдачи проекта, как эпидемия прокрастинации — вредная привычка каждого второго человека на земле откладывать дела на потом.

Как бороться: советы от бывалого шеф-редактора, который ежемесячно испытывает на себе дедлайн не только за себя, но и «за того парня» — вечно опаздывающий трудовой коллектив. Представьте, что ваша задача — большая и толстая жаба, которую необходимо съесть к обозначенному сроку. Для начала поделите ее на несколько частей (более мелкие задачи) и возьмите за правило съедать каждое утро три из них. Когда самое сложное и неприятное будет позади, а прокрастинация не станет разрастаться до размеров «заявления об увольнении», никакие дедлайны не будут страшны.

Страх публичного выступления

Описание: сухие цифры иногда бьют наотмашь гораздо сильнее, чем высокохудожественное описание критической ситуации. Итак, по оценкам врачей, боязнь публичного выступления испытывают 95% людей на планете. Неудивительно, что под именами глоссофобия и пейрафобия этот тип страха появился в учебниках по психоаналитике еще в середине прошлого века. И, если верить американским репортерам, время от времени перед выходом на сцену мурашки по спине бегали и у Леонардо ДиКаприо, и у Роберта Де Ниро, и у Стива Джобса.

Как бороться: спокойствие, только спокойствие. Чтобы преодолеть страх перед потенциальным (и маловероятным) публичным конфузом, необходимо расслабиться, как ни банально это сейчас прозвучит. А точнее — снять напряжение с лицевых мышц и стабилизировать сознание. Например, с этой задачей отлично справится... стакан свежевыжатого сока или бананового смузи , который благодаря компактности мини-блендеров можно сделать прямо на рабочем месте сразу в стакане. Он не только зарядит вас витаминами бодрости, но и в буквальном смысле слова заполнит зияющую внутри пустоту, которую ощущает почти каждый перед выходом на публику. Чтобы снять стресс с челюсти и во время разговора избежать «эффекта ржавого железного человека», пожуйте пять минут жвачку. Третий способ — медитация монахов буддийского монастыря Амаравати, популярная среди британских бизнесменов. Перед работой или за час до выступления найдите укромное местечко, присядьте (лучше на подушку в позу лотоса или просто держите спину прямо), выключите телефон, сложите руки на коленях, закройте глаза и сосредоточьтесь на своих ощущениях (осязательные, акустические, мыслительные), дышите свободно. Мысли неизбежно будут блуждать, но вы должны научиться ставить их на место. Оммммммм...

Андрей Ус,
тренер Mind Body Studio by World Class:

Стресс — это большая нагрузка для организма. Чтобы избавиться от его оков, рекомендуются мягкие медитативные практики под шум моря, пение птиц, биение собственного сердца... Для медитации необходимо постоянство: желательно выделить время утром после пробуждения и вечером перед сном. Достаточно сесть в удобное положение, скрестить ноги, успокоиться благодаря ровному дыханию и выбрать объект для сосредоточения. Первым признаком того, что вы на верном пути, станет способность концентрироваться на одной мысли или задаче. Со временем исчезнет желание суетиться (крутить брелок, качать ногой, стучать пальцами по столу), придет осознанность и стабильность.

Страх критики

Описание: представьте себе ситуацию — вы выходите из комнаты и слышите шушуканье за своей спиной, но стоит вам появиться вновь, как все присутствующие тут же замолкают. Вы тут же начинаете думать: что же с вами не так? «Так и знал, что этот пиджак меня полнит». «Меня хотят уволить, все об этом знают, но не говорят». Другой классический пример — современный — троллефобия. И одноглазые персонажи Толкиена были гораздо милее в сравнении с хейтерами в социальных сетях. Почему мы так сильно боимся осуждения? В книге «Мозг. Инструкция по применению» нейробиолог Дэвид Рок отмечает, что критика тесно связана с процессом социализации и участвует в формировании инстинкта выживания. Человечество существует благодаря сотрудничеству. Но если вас исключают из племени, порицая, — шансы на это резко падают. Фактически на уровне нашего мозга страх критики равен страху смерти.

Как бороться: как ни парадоксально или радикально это сейчас прозвучит, но один из самых эффективных способов борьбы со страхом критики — научиться ее терпеть. Отнеситесь к замечаниям как к сложному упражнению, тренировке, выполнив которую, станете сильнее. Умение держать удар перед самыми жесткими замечаниями — ценный навык для профессионала. Критика помогает «нарастить толстую кожу». Не реагируйте, оппоненты быстро устанут от того, что не получают ответную реакцию, и эта игра в одни ворота прекратится.

Анастасия Горчакова,
психолог центра практической психологии и психотерапии «Белый аист»:

Реакцию на стресс вызывают не внешние обстоятельства, а нейрофизиологические механизмы, возвращающие человека в похожую ситуацию в прошлом. Быстро снизить уровень напряжения и выйти из ситуации победителем можно за несколько минут: необходимо осознать свои чувства, дать им определение и разрешить себе их пережить. В это время должно прийти понимание, что стрессовые эмоции только мешают и не могут изменить сложившуюся ситуацию к лучшему, поэтому стоит выбрать ресурсное состояние, в которое важно вернуться, чтобы успешно разрешить проблему.

Боязнь микробов

Описание: что общего у Владимира Маяковского, Николая II, Говарда Хьюза, Дональда Трампа, Николы Теслы, айтишника Виталика и соседа Олега по парковке? Мизофобия (боязнь микробов) и антисептик в правом кармане брюк.

Как бороться: если вы читаете этот текст, надев стерильные перчатки, противомикробную маску и предварительно продезинфицировав окружающее пространство с помощью ультрафиолета, то помочь вам справиться с фобией сможет только метод эриксоновского гипноза. На бытовом уровне самый очевидный способ борьбы — соблюдать чистоту, только без фанатизма. Помните: чтобы не заболеть, достаточно разумных гигиенических приемов. Чрезмерная чистота способна сломать вашу микробную защиту, ослабить ее. Не мешайте умному организму дезинфекцией! Очень важно в этом процессе делегировать часть обязанностей — например, продвинутым и универсальным гаджетам. Таким, как мойка воздуха, которая разберется лучше вашего, какие 99% бактерий стоит немедленно уничтожить буквально из воздуха. Сражайтесь с вашими мыслями, а микробов оставьте на откуп профессионалам. Ваша разыгравшаяся фантазия может навредить жизни гораздо больше бактерий.

Страх остаться без связи

Описание: «О, Боже! Я никак не могу найти свой телефон!» Хотите довести современного человека до инфаркта — спрячьте его смартфон на пять минут, и вероятность приступа будет выше, чем при угрозе реального ограбления. Испарина на лбу, учащенный пульс, легкое головокружение — все это признаки номофобии. К паническому страху остаться без средства связи относится и уровень заряда батарейки, стремящийся к нулю.

Как бороться: если с этой проблемой вы решите обратиться к врачу, в качестве личного эксперимента попросите его на время сеанса при вас отключить мобильный телефон (а еще лучше — отдать его включенным самому любопытному секретарю) и понаблюдайте за реакцией. Возможно, психотерапевт страдает больше вашего. Шутки в сторону: в арсенале квалифицированных специалистов помимо успокоительных таблеток есть еще и вполне лояльные терапевтические приемы. Самый элементарный: пациент должен представить, как это — находиться без телефона. А затем в действительности какое-то время провести без него в реальной жизни. Чем не попытка избавиться от зависимости?

Вместе победим

Октябрь – всемирный месяц борьбы против рака груди. В рамках этого на экраны выходит документально-благотворительный фильм «#ЯПРОШЛА» Леонида Парфёнова и Катерины Гордеевой (создан при поддержке Philips и благотворительной программы «Женское здоровье»), который призывает россиянок регулярно проходить обследования.

О том, как перестать бояться слова рак и есть ли шансы на победу, в интервью с соавтором фильма Катериной Гордеевой, журналисткой и кинодокументалистом.

Автор фото Анна Данилова

В 2012 году вы выпустили трехсерийный фильм под названием «Победить рак». Затем на прилавках появилась ваша книга с одноименным названием. Как по-вашему изменилась ситуация за последние 5 лет? Стали ли женщины чаще обращаться к врачу?

У меня нет на руках самой свежей статистики, но еще год назад 75 % россиян без явных подозрений на болезнь не пошли бы на осмотр. Это связано с тем, что люди не хотят себя лишний раз травмировать общением с врачом. Это трагедия отсутствия доверия. Она касается и пациентов, и врачей. Справедливости ради надо сказать, что сейчас все больше людей начинают ответственно относиться к своему здоровью: проходят скрининги, профилактические осмотры. Но как правило, это – те, у кого есть деньги на платную медицину, которая намного меньше ассоциируется с рутинным хамством или безразличием участкового доктора.

Но есть серьезные перемены, которыми, мне кажется, мы как гражданское общество можем гордиться. Со дня на день я сдаю рукопись второго, дополненного и расширенного, издания моей книги «Победить рак». И там в предисловии я пишу о том, что теперь словосочетание «онкологическая болезнь», или «рак», уже можно произносить в разговоре, люди уже не падают в обморок, как это было пять-десять лет назад. Я часто теперь вижу, как люди болеют открыто. А другие открыто поддерживают того, кто борется с болезнью: это не так, как раньше, когда заболевшего раком человека буквально стирали ластиком из жизни. Раньше вокруг того, кто произносил вслух слово «рак» образовывалась будто выжженная земля. Теперь о болезни пишут в Facebook, а фото из больниц спокойно выкладывают в Instagram (есть даже такой хештег #ракдурак. – Прим. авт). Люди открыто стали говорить, что сражаются с раком, ходят на работу… Пять лет назад картина была совсем другой. Я знаю единичные случаи, когда вчерашние онкологические пациенты вернулись на работу. К ним относились так, будто они вернулись с того света.

Почему рак в принципе стал табуированной темой? Люди будто бы боятся произносить слово «рак», сторонятся больных знакомых и не знают, как реагировать на новости о болезни близких.

Это связано не только с ментальностью советских людей, большой атеистической историей СССР, не до конца укоренившейся религией в России. Это связано с общечеловеческим отношением к конечности жизни и страхом. Ведь, по сути, самое страшное в нашей жизни это не то, что мы смертны, а то, что мы знаем, что смертны. В большинстве случаев люди боятся произнести слово «рак», потому что это и есть напоминание, весть о неотвратимой смерти. К счастью, современная медицина устроена таким образом, что теперь постановка диагноза уже не означает быструю и мучительную смерть, как это было 40-50 лет назад. Когда, например в том, что касается рака молочной железы, в первые пять лет после операции по удалению опухоли 50% пациентов погибали, а 40 % становились инвалидами.

Сегодня многие виды рака излечимы, причем настолько, что после окончания лечения человек может жить полноценно и долго.

Но сама по себе перспектива узнать диагноз по-прежнему сковывает необъяснимым, иррациональным страхом будущего. Поэтому чаще о болезни и ее перспективах в «здоровой» жизни молчат: мы редко сталкиваемся со здравым и уравновешенным просвещением в области онкологии. Среднестатистический россиянин знать не знает, насколько далеко шагнула медицина в области диагностики и лечения.

В развитых странах есть такая институция Public Health, которая отвечает за вопросы, связывающие здравоохранение и общество: врачи и чиновники рассказывают гражданам, как устроена медицина в стране и в мире, на что граждане могут рассчитывать. Это важнейшая часть медицины, любой онколог скажет, что настрой пациента и среда, в которой он болеет, сопоставимы по важности с медикаментами.

Русские женщины часто ставят на первое место семью, заботятся и думают о своих родных и близких, а уже в последнюю очередь о себе. Многие скорее пойдут на маникюр, чем к маммологу. Статистика не утешительная: каждый год раком груди заболевают 62 тысячи женщин в России. Это означает, что каждая седьмая россиянка столкнется с диагнозом «рак груди». При этом шанс выжить больше 90%, если болезнь обнаружена на ранней стадии, тогда есть промежуток времени, чтобы не дать опухоли развиться…

В других странах государство берет на себя функцию напоминать женщине, что она государству нужна. В нашей стране, к сожалению, обязательного общенационального скрининга не существует. Если бы он появился, причем не на словах, а на деле, когда женщину берут за руку мягко, но настойчиво и создают нормальные условия для необходимого исследования, это бы глобально изменило картину. Например, у японцев была высокая частота заболеваемости раком желудка, такая географическая и демографическая особенность. Был введен обязательный, поддерживаемый государством скрининг для этого заболевания, продолжительность жизни увеличилась на годы, ранняя диагностика стала ключевым фактором этой победы. Голландия одной из первых ввела всеобщий скрининг рака молочной железы. Устроили все так, чтобы любая, подчеркиваю – ЛЮБАЯ женщина имела возможность в удобное ей время добраться до пункта обследования за 15 минут на велосипеде. И женщины поехали! И на 50 процентов снизился уровень смертности, а продолжительность жизни тех, кому пришлось столкнуться с диагнозом, выросла в среднем на шестнадцать с половиной лет. Я во время интервью все время спрашивала местных экспертов, как вы заставили женщин прийти и пройти обследование. А они пожимали плечами: «Призыв исходил от государства. Мы привыкли доверять государству, если оно говорит сделать что-то, значит, действительно считает это правильным и целесообразным, значит, это и вправду стоит сделать». Это для России уникальная постановка вопроса.

Но это все только подчеркивает, что медицина тесно связана с политикой, интенции государства отражаются на качестве и продолжительности жизни граждан.

Как перестать бояться врача-онколога?

Нет рецепта, это обоюдный процесс. Пациент должен искать того доктора, которому будет доверять и верить. У меня есть знакомая пациентка, которая может позволить себе в принципе любое лечение. Она оказалась загнана в угол депрессией после того, как с ней общались врачи совершенно разных клиник (платных, бесплатных), которые примерно в одинаковой манере объясняли ей ее диагноз и предлагали варианты лечения. В итоге она пошла по моей рекомендации к онкологу Михаилу Ласкову, он практикующий врач с большим опытом и стажем в России и за рубежом. Так вот, когда она от него вышла, была в изумлении – врач предложил ей записаться на маникюр, пойти в спортзал, на концерт. «Оказывается, мне все это можно!» – удивлялась она. Сейчас она продолжает химиотерапию, но она «летает». Врач ей рассказал, что есть жизнь вокруг, что она не должна лежать, уткнувшись лицом в подушку. В итоге ее лечение проходит с совершенно другим эмоциональным фоном, чем прежде.

Советская медицина была устроена таким образом, что презумпция страдания была закреплена за онкологическим пациентом на протяжении всей болезни. Сейчас это меняется, врачи начали настраивать пациентов на борьбу и рассказывают откровенно о ходе лечения и о прогнозах. Это очень важно, чтобы доктор говорил «Мы сейчас попробуем вот эту химиотерапию, вас ждет такой-то курс, такие симптомы мы сможем купировать». Необязательно, чтобы человека во время химиотерапии в 21 веке тошнило и он ползал от боли. Есть миллиард препаратов, которые помогают облегчить симптомы при лучевой и химиотерапии. Есть органосохраняющие операции, после которых, например, в районе груди не останется живодерский рубец, а грудь можно будет сберечь, сохранить ее красоту, поставить естественно выглядящие имплантаты. Жить дальше, наслаждаться собой и наслаждаться жизнью. Ответственность врача – это сказать. Но есть и ответственность пациента об этом спросить.

Премьера фильма «#ЯПРОШЛА», состоялась 11 октября, ее транслировали в Facebook и ВКонтакте. Что вы хотели сказать этим фильмом, кроме очевидной мысли, что ранняя диагностика – залог успеха протекания болезни?

Победить рак – это победить страх. Ранняя диагностика – это один из элементов этой победы. Важно стремиться узнать диагноз как можно раньше, чтобы иметь возможность победить.

Мне хочется, чтобы люди, посмотревшие этот фильм, понимали, что медицина 21 века сильно шагнула вперед по сравнению с тем, что было, что мы думали в своем детстве и юности. Современные диагностические аппараты дают возможность распознать рак на самой ранней стадии. Для 94% пациенток это означает благоприятный прогноз в лечении и полноценную долгую жизнь после него. Важно, чтобы люди знали обо всем, что им доступно, на что они имеют право, и пользовались этим. Ради себя, своей жизни и счастья своих близких.

Фильм также рассказывает о масштабной всероссийской социальной кампании #япрошла, которая дает возможность тысячам женщин по всей России проходить обследование молочных желез. В октябре в рамках акции #япрошла, которую проводит компания Philips и благотворительная программа «Женское здоровье», женщинам предлагается бесплатная диагностика молочных желез. А вы сами прошли маммографию?

Недавно мне исполнилось 40 лет, и я впервые в жизни сделала маммографию. Это произошло через месяц после съемок фильма.

Как себя чувствовали перед тем, как пошли на исследование? Героиня фильма, учительница Татьяна Титова, произносит в фильме фразу: «Одинаково страшно прийти и узнать, что больна, и не идти и узнать потом случайно, что больна». Как вы себя чувствовали в день маммографии?

У меня не было страха. Скорее любопытно, в интервью, в книжке и в фильмах я раньше с чужих слов говорила, что это не больно, а тут наконец, проверила на себе. Это терпимо. И недолго – все обследование заняло 40 минут (в среднем маммография занимает 15-20 минут, столько же времени длится консультация маммолога.  Прим. ред.). Как журналисту, который говорит об этой проблеме, мне было любопытно испытать процедуру на себе. Доктора в Центре женского здоровья на Таганке и то, как все это происходило, меня, если честно, очень воодушевили. Спасибо им большое.

Какие факторы влияют на развитие диагноза, какие методы диагностики сегодня существуют?

Об этом в фильме подробно рассказывают Надежда Рожкова – профессор, президент Российской ассоциации маммологов, и Екатерина Башта – директор благотворительной программы «Женское здоровье». Среди факторов риска они называют избыточный вес, гинекологические заболевания, возраст (старше 40 лет), нарушения в репродуктивной функции, отказ от грудного вскармливания, наследственную мутацию генов BRCA. Цифровая маммография дает возможность менять четкость снимка, соответственно точность диагностики вырастает в разы, а доза облучения при цифровой в 2-3 раза ниже, чем при пленочной. Та же доза, что при 3-часовом полете на самолете.

Вторая героиня фильма – Светлана Кузьменко – многодетная мать, победившая рак груди. Сложно ли взаимодействовать с героями, прошедшими через такие сложные жизненные ситуации, во время сьемок?

Такие пациенты – важнейшая часть общего фона публичного разговора о раке. Их истории – это тоже часть Public Health, о котором мы говорили. Пациенты, которые в состоянии рассказывать о своей болезни и своем опыте ее преодоления - гордость и честь нашей медицины и нашего общества. Они должны становиться национальными героями, их должны знать. К сожалению, в России на них не обращают внимания, не делают ничего особенного ни с ними, ни для них. Светлана – выдающаяся женщина во всех смыслах, и в своей болезни, и в том, как сложилась жизнь после нее (у Светы 9 приемных детей, а всего – 12). Она очень многое делает, чтобы помочь женщинам, попавшим в схожую ситуацию, выкарабкаться. Активно участвует в деятельности благотворительной программы «Женское здоровье».

Света  не одна, таких женщин очень много. Большая ошибка, что государственная медицина с ними не работает, не использует их как флагман своей деятельности и своего разговора с гражданами о здоровье и возможности себя уберечь.

Героев фильма «Победить рак» я уговаривала участвовать, объясняя, что их опыт поможет другим преодолеть болезнь. И они соглашались, понимая, как важно открыто говорить на эту тему.

Ваша книга будет вскоре переиздана, почему вы решили к ней вернуться спустя 5 лет?

Я почти полностью ее переписала. Очень многое изменилось в способах лечения рака – например, иммунотерапия, о которой 5 лет назад мы аккуратно говорили, стала спасительным средством для очень многих пациентов. А вот онкогенетические анализы (наприме анализ слюны), которые обозначают, к какому типу рака вы склонны, на самом деле не играют такой важной роли в превентивной диагностике. Это было ноу-хау начала 2000-х. Онкологи сейчас говорят, что это знание никак не влияет на тактику лечения, в случае обнаружения рака в течение жизни, скорее невротизирует пациента. В книге также много будет рассказано про плановые скрининговые обследования, которые в нынешних обстоятельствах, конечно, важнейшая часть жизни, заботы о себе и своем здоровье. Очень важно понимать, какие исследования нужны, какие и когда стоит делать, а какие – дань моде.

Я очень верю, что еще через пять лет эту книгу снова и снова придется переписывать, потому что в ближайшем будущем мы сделаем еще пару шагов, позволяющих говорить о том, что понятна и раскрыта причина генетической поломки, которая приводит к возникновению того или иного вида рака. Но вообще, мой план – написать книгу о победе человеческого разума над всеми видами рака. Надеюсь, этот план осуществится, и мы до этого доживем.