Что это?

Континуум здоровья

РБК и Philips исследуют, как инновации помогают вам сохранить здоровье и выводят медицину на новый качественный уровень. Узнайте, какие решения предлагает Philips вам, вашим близким и вашему бизнесу уже сегодня.

Здоровый образ жизни
Профилактика
Диагностика
Лечение
Уход на дому

Интервью: Сергей Морозов

Текст: Маргарита Парфенкова

Европейский медицинский центр планирует на базе своего госпиталя в Москве создать специализированный онкологический центр полного цикла с применением методов радиохирургии и позитронно-эмиссионной томографии. Количество пациентов с диагнозом "рак" в России растет, растут и очереди в государственные и частные больницы. О том, как можно обнаружить болезнь на ранней стадии и доступно ли российским пациентам современное оборудование и инновационные технологии, рассказал заместитель генерального директора по медицине EMC, врач-рентгенолог, радиолог, доктор медицинских наук, профессор Сергей Морозов.

На фото: Сергей Морозов

– Почему появились идея создания онкологического центра?

– Количество онкологических пациентов в России ежегодно увеличивается. Растет заболеваемость, увеличивается смертность. По официальной статистике, ежегодно в стране регистрируется около 500 тысяч новых случаев заболевания раком. В последние 10 лет заболеваемость выросла на 18−25%.

– На какой стадии чаще всего у россиян обнаруживается рак?

– Половина пациентов – это третья или четвертая стадия заболевания. Это огромная цифра, она должна быть существенно ниже. И это результат того, что в России совершенно не работает система ранней диагностики. То есть то, что за рубежом называется системой скрининга, а у нас – диспансерным наблюдением. Например, система скрининга и профилактики рака шейки матки не работает. Систему ранней диагностики рака молочной железы тоже невозможно назвать работающей. В правильно выстроенной системе скрининга каждая женщина, достигнув определенного возраста, просто должна по умолчанию получать письмо, в котором ей напоминают, что пора пройти обследование. Пожалуйста, приходите, запишитесь на прием к такому-то специалисту туда-то. Дальше должна быть система, которая все это отслеживает, накапливает информацию.

Но в целом о маммологическом скрининге у нас еще как-то думают, а некоторые области полностью игнорируются. Например, скрининг рака толстой кишки или шейки матки. Нет системы и нет культуры ранних обследований и понимания того, что человек сам должен думать о своем здоровье. Пациенты не ходят, например, на колоноскопию.

– Неприятная процедура.

– Существуют, конечно же, альтернативные методики, например, КТ-колонография. Сейчас активно развиваются методы неинвазивной диагностики, которые делают исследование максимально комфортным, безвредным для пациента, но при этом высокоинформативным. Например, КТ-колонография, виртуальная колоноскопия – мультиспиральная КТ с очень тонкими срезами, метод, не доставляющий никаких неприятных ощущений, в отличие от колоноскопии. Чувствительность метода при диагностике полипов более 1 см – 90% при продолжительности исследования 10 минут, с низким уровнем ложноположительных и ложноотрицательных результатов.

– Какие обязательные исследования предполагает система скрининга?

– В любой программе ранней диагностики ориентируются на социально значимые, частые, но потенциально излечимые заболевания. Существует статистика, какие опухоли чаще всего диагностируются у населения конкретной страны, определены риски для определенных групп. В России, например, среди онкологических заболеваний у женщин чаще встречается рак молочной железы, рак легкого, рак кишечника, рак шейки матки. У мужчин – рак предстательной железы, рак кишечника, рак легкого. И, выявляя на ранней стадии эти опухоли, мы можем помочь максимальному количеству пациентов. При этом мы понимаем, что при скрининге исключить какую-то другую опухоль или выявить редкую опухоль на ранней стадии невозможно. Любой человек имеет риск развития опухоли в течение жизни в среднем около 20−25%. В России существуют рекомендации о проведении скрининговых обследований: маммография и РАР-тест (на рак шейки матки) – для женщин, анализ крови на простатоспецифический антиген (ПСА) – для мужчин, ежегодный анализ кала на скрытую кровь и колоноскопии раз в 5−10 лет, начиная с возраста 50 лет. Но эти тесты только называются обязательными, на самом деле скрининг – дело добровольное, требующее ответственного отношения к своему здоровью. Дополнительные трудности при походе в поликлинику (сложность записи к нужному специалисту, низкий уровень качества обслуживания) снижают степень охвата населения программами скрининга.

– Как же работает система скрининга в Европе, в США, то есть в странах с развитой системой здравоохранения?

– В этих странах существуют графики исследований. В зависимости от того, в какой возрастной группе находится пациент, врач решает, какие исследования необходимо провести. Они в разные годы разные. То есть маммографию предложат провести один раз в 1−2 года в интервале с 35−40 лет до 70−75 лет, в разных странах есть определенные вариации. Мы знаем, что в интервале от 40 до 70 лет проведение маммографии достоверно снижает смертность от рака молочной железы. Колоноскопия должна делаться раз в пять или даже в десять лет, начиная с 50 лет, это международная рекомендация. То, что этот подход действует, можно убедиться собственными глазами и в России. В медучреждениях, относящихся к ведомственным государственным структурам. Там действительно проводится регулярный скрининг. И пусть их программа может не соответствовать всем современным международным рекомендациям, но в таких учреждениях вы легко найдете пациентов, которым и 80, и 90 лет, у которых диагностируется какая-нибудь третья или пятая по счету опухоль. И от каждой из которых они излечиваются, потому что обнаружили на ранней стадии.

– А о каких современных рекомендациях вы упомянули?

– Известно, что применение компьютерной томографии как метода ранней диагностики рака легкого на 20% снижает смертность от этого заболевания. Это огромная цифра. Это показало недавнее исследование, в котором применялись рентгенография и компьютерная томография. За 20 лет наблюдений пришли к выводу, что в группе пациентов, обследовавшихся на КТ, количество смертей от рака легкого снизилось на 20%, в отличие от группы рентген-диагностики. Другой вопрос, насколько это возможно в масштабе страны с учетом доступности оборудования и стоимости обследований. Но скрининг действительно позволяет сохранить жизни.

– Кто оплачивает на Западе эти исследования?

– Государственная и страховая медицина. У государства прямой интерес в том, чтобы снизить расходы на дорогостоящее лечение и диагностику уже заболевших пациентов. Экономия не только на лечении, но и на оплате инвалидности. У нас 20% пациентов становятся инвалидами по причине онкологических заболеваний. Это огромные затраты. Развивая раннюю диагностику, их можно существенно снизить.

– Что же делает наше государство в борьбе с онкологическими заболеваниями? На что тратятся те немалые деньги, которые выделяются на государственную онкологическую программу?

– На высокотехнологичную помощь, например. Она действительно стала более доступной. Программы высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) позволяют пациентам пройти сложное лечение в России. Но это по-прежнему весьма узкий сегмент здравоохранения. Зачастую эту помощь бывает трудно получить. Объемы финансирования ВМП постоянно меняются, оказывается, что несмотря на возможность лечения за счет такой программы, возникают какие-то дополнительные затраты, которые должны оплачивать сами пациенты. Если брать статистику, мы видим, что несмотря на развитие государственных программ, пациенты из своего кармана платят все больше. Заявляется одно, а на деле программа не всегда работает.

– А как много в стране таких центров, оснащенных высокотехнологичным оборудованием? Достаточно ли их?

– Для примера можно взять центры позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). Потребность в них, по разным оценкам, порядка 100−150 на всю страну. Сегодня в России реально работают около 10 центров. То есть 10% от потребности. Государство, правда, не включает ПЭТ/КТ в стандарты медицинской помощи. Но онкологические пациенты в XXI веке лечатся таргетными препаратами, то есть теми, у которых мишенями являются молекулы. Лечить ими невозможно, не имея ПЭТ-диагностики, отслеживающей изменения на клеточном уровне. Вы, к примеру, назначаете дорогой препарат (десятки тысяч долларов или евро на курс лечения), и так складывается, что он не действует и нужно его поменять на другой, тоже очень дорогой препарат. Если сделать ПЭТ-диагностику, это можно обнаружить через 2−3 недели после начала лечения. А без нее теряется время, большие деньги, и лечение становится бессмысленным.

Сегодня усилия онкологов направлены на определение специфических генетических характеристик опухоли у конкретного пациента с целью подбора наиболее эффективного индивидуального метода лечения. Например, рак легкого или рак молочной железы имеют множество подтипов с особенностями мутации, и нужно определить индивидуальную чувствительность к препарату для конкретного пациента и своевременно оценить эффективность начатого лечения. Для этого в международных стандартах, в частности, предусмотрена ПЭТ-диагностика, позволяющая вовремя определить эффективность или неэффективность проводимой таргетной терапии и при необходимости скорректировать лечение.

– То есть диагностика, как и фармацевтика, шагнула далеко?

– Конечно, сейчас диагностика развивается очень быстро, она далеко ушла от базовых УЗИ печени, почек, селезенки и рентгенографии органов грудной клетки. Диагностика теперь занимается всем телом. Есть методики ПЭТ/КТ, МРТ, КТ всего тела. Дело в том, что с помощью обследования всего тела мы можем комплексно визуализировать онкологическое заболевание у пациента и в результате повысить информативность и снизить лучевую нагрузку. В онкологии это очень важно, потому что опухоль выявляется в одном месте, а метастазы – в другом.

За счет развития радиофармпрепаратов, молекулярных препаратов мы перешли на уровень клетки. Мы находим опухоль, потому что мы видим участок ткани тела человека, который вдруг неожиданно начал перерабатывать глюкозу со скоростью в десятки раз большей, чем все остальные ткани. Так же, например, активно, как наш мозг. Мы говорим: "Глюкозы надо съесть, чтобы мозг заработал". Так вот, с помощью ПЭТ/КТ мы находим у человека трехмиллиметровые участки в теле, которые вдруг стали метаболически намного более активны, чем все другие ткани. И понимаем, что, скорее всего, это злокачественная опухоль, потому что именно для злокачественной опухоли характерно очень активное потребление глюкозы из крови.

– Но ведь такой метод не годится для здорового человека, которого ничего не беспокоит, для скрининга его ведь не используют?

– Конечно, нет. Мы постоянно балансируем между разными методами диагностики. Многие люди исходят из простой мысли, что самая лучшая методика, например, МРТ или ПЭТ/КТ. Или сейчас поголовно все очень верят в онкомаркеры. К сожалению, принцип "волшебной пилюли", позволяющей ответить на все вопросы, вовремя обнаружить и вылечить любые онкозаболевания, не работает. Современный врач-онколог должен быть экспертом в области выбора оптимальной комбинации диагностических методик для конкретного пациента, руководствоваться международными рекомендациями и консультироваться с врачами-рентгенологами и радиологами. Сам пациент не может сделать абсолютно правильный выбор, полагаясь на советы друзей или информацию, найденную в интернете, но не обладая всем объемом медицинских и специализированных знаний.

– А как в России ситуация с оснащенностью диагностическим оборудованием?

– В последние годы в медучреждениях России появилось много аппаратов и КТ, и МРТ, но сохраняется существенное отставание от западных клиник в оснащенности современным оборудованием и эффективности его использования. Больше всего оборудования в Москве и Санкт-Петербурге, именно здесь происходит концентрация технологий. В регионах они, конечно, тоже появляются, но там намного труднее решить проблему поиска квалифицированных кадров. В целом и частные, и государственные программы направлены на то, чтобы развивать современную медицину и ПЭТ-диагностику в частности. Количество ПЭТ-центров постепенно начинает увеличиваться. Однако врачи продолжают направлять пациентов в Израиль или Германию, несмотря на наличие ПЭТ-центров в Москве, Санкт-Петербурге, Челябинске, Уфе. Очереди на обследования, низкий уровень сервиса, несоблюдение международных стандартов диагностики заставляют пациентов искать альтернативы за рубежом. Понятно, что ПЭТ-диагностика является перспективным рынком для частной медицины.

– Получается, что диагностика на ранних стадиях смещается в большой степени в сторону ПЭТ/КТ?

– В онкологии это один из самых современных методов диагностики. Но все движется в область индивидуализированной медицины, индивидуального подбора препаратов, к индивидуальным особенностям пациента. Активно развивается молекулярная диагностика. То есть от уровня органов, тканей, клеток наука переходит на уровень молекулы. То есть сегодня оперировать без того, чтобы не сделать пациенту ПЭТ, невозможно. Простой пример. Пациенту диагностируется рак легкого, хирург говорит: "Прооперируем". На ПЭТ выявляется один небольшой метастаз в лимфоузле над ключицей или в противоположном корне легкого, что практически исключает возможность радикального хирургического лечения. Если применить правильную химиотерапию и лучевую терапию (радиохирургию), то пациент будет жить, сохранит трудоспособность и качество жизни. То есть выживаемость достаточно хорошая, несмотря на то что эта опухоль легкого диагностирована фактически на четвертой стадии. А вот если такого пациента сразу же прооперировать, то качество жизни резко снижается. То есть медицина сама может сделать больным человека по-настоящему, просто не выбрав правильный метод лечения.

Поэтому сегодня мы можем лечить пациента действительно в правильном направлении, только применив методики молекулярной диагностики и персонализированной медицины. Частные клиники в этом аспекте более активны, и мы видим, что больше и больше пациентов к нам обращаются за медицинской помощью. Эта тенденция будет сохраняться.

– Какие шаги делает EMC в этом направлении?

– EMC создает целый комплекс, который включает в себя лучевую терапию, радиохирургию, ПЭТ и циклотрон для производства радиофармпрепарата. Это уникальный препарат, который существует всего два часа, и за это время его нужно успеть ввести пациенту, чтобы получить качественное изображение на ПЭТ. Таким образом, наши врачи смогут предложить пациентам различные методы диагностики (лучевой и молекулярной), консервативного, хирургического, радиотерапевтического лечения, проводимого по международным стандартам. Понятно, что основными нашими конкурентами сегодня являются не российские, а западные клиники.

В ЕМС за несколько лет собралась уникальная мультидисциплинарная команда врачей, учившихся и работавших в клиниках за рубежом, включая иностранных специалистов. Соответственно, наши пациенты, проходящие обследование и лечение по поводу онкологических заболеваний, консультируются онкологом из США Юлией Мандельблат, радиологом из Израиля Евгением Либсоном, патоморфологом из Франции Ги Перро, лучевым терапевтом Нидалем Салимом, урологом из Франции Пьером Моно, хирургом-маммологом из Ирландии Искрой Даскаловой и многими другими. Выбор оптимальных методов лечения происходит через решения консилиумов с участием ведущих специалистов, многие из которых являются экспертами международных профессиональных ассоциаций и сообществ, авторами руководств и монографий, постоянными лекторами зарубежных и российских научных конгрессов и учебных курсов, проходящих на базе Медицинской школы EMC (www.mipmo.org). Нашими основными партнерами в области медицины и образовательных проектов являются Университетская клиника Фрайбурга (Германия), больница Хадасса (Израиль), клиника Кливленда (США).

– Кто лидеры на рынке диагностического оборудования сегодня? Кто поставляет его в вашу клинику?

– Мы ориентируемся больше не на лидеров, а на партнеров. То есть тех, с кем мы можем выстроить долгосрочные отношения. С одной стороны, цена имеет большое значение, но не в ущерб качеству оборудования. Мы ожидаем, что компания-партнер обеспечит и обучение специалистов, и сервисную поддержку оборудования на период хотя бы 5−7 лет. У нас сейчас и КТ, и МРТ, и рентген, и ультразвук работают круглосуточно, семь дней в неделю, 365 дней в году. Значит, мы не можем выбирать и покупать оборудование у того, кто нам не обеспечит качественный сервис и адекватное обучение специалистов работе именно на этом виде оборудования. Мы выбрали комплекс оборудования для радионуклидной диагностики (включая ПЭТ/КТ) и планирования лучевой терапии производства компании Philips, обладающей огромным опытом в реализации и поддержке подобных проектов.

Когда планируется любой большой проект, нам важно понимать все этапы, как все будет организовано, начиная от чертежа и заканчивая техническим сопровождением и обучением специалистов. Например, возьмем условия в помещениях для ПЭТ/КТ диагностики. Там принципиально важно, чтобы пациент, пока ожидает исследования уже после внутривенного введения радиофармпрепаратов, находился в спокойном состоянии. Если он будет нервничать, двигаться, даже если просто станет лежа читать, то повышается риск получения ложноположительных результатов. Например, существуют системы комфортного освещения, которые успокаивают пациента во время ожидания, распределения препарата и проведения исследования. Это все детали, которые имеют огромное значение.

– То есть пациенты обращают внимание не только на инновационные технологии, но и на другие факторы?

– Пациентам трудно оценить истинную эффективность работы врачей. Соответственно, оценка пациентами качества медицины осуществляется по субъективным критериям. Первое – это интерьер. Насколько пациенту комфортно внутри клиники, какие материалы использованы, какие цвета. Второе – насколько качественно организован процесс. И третье – это отношение людей. Вот тогда пациенты действительно считают, что это учреждение предоставляет качественный уровень медицинской помощи. И компании, которые предлагают решения в области организации пациентоориентированной медицинской помощи, оказываются среди лидеров рынка. Подобные компании не просто продают оборудование, но и помогают нам работать лучше на основе долговременного партнерства.

Компании-производители высокотехнологичного оборудования сегодня конкурируют в большей степени за счет своих образовательных программ, за счет сервисной поддержки, за счет готовности обеспечить сопровождение всего проекта.

– В какую же сторону движется развитие диагностического оборудования?

– Долгое время был период, когда развивалось само оборудование. Сейчас мы видим новые технологические решения, которые позволяют повысить качество изображений на 3−5%. Но информационные IT-решения дают совершенно потрясающие новые возможности. То есть сегодня очень много медицинских решений, которые развиваются именно за счет новых алгоритмов анализа изображений, за счет новых способов передачи изображений, за счет сопоставления клинических, лабораторных и диагностических данных. То есть сегодня IT является очень мощным драйвером развития медицины. И очень хорошо, когда в одной компании все это концентрируется. В частности, выбирая партнеров для реализации новых медицинских проектов, мы ориентируемся на то, что у них есть полная линейка: и станции для анализа, и программы автоматического поиска патологических очагов, и современные компьютерные томографы, рентгеновское оборудование, позитронно-эмиссионная томография. Несколько лет назад появились совмещенные ПЭТ/МРТ-томографы. Прогресс не останавливается, сейчас развитие идет в основном за счет IT-составляющей, мы отслеживаем эти тенденции и выбираем для EMC лучшие медицинские технологии. В настоящее время мы работаем над проектом реконструкции ГКБ №63, которая по концессионному соглашению между EMC и правительством Москвы будет превращена в уникальный высокотехнологичный медицинский кластер, работающий по направлениям перинатальной медицины, интервенционной кардиологии, эндоваскулярной хирургии и реабилитации. Естественно, что оснащение этого центра будет осуществляться с использованием самых современных технологий. Сегодня EMC ежегодно посещают более 200 тысяч пациентов, которые делают выбор в пользу медицины европейского качества в Москве. К 2018 году мы сможем предложить нашим пациентам все возможности современной университетской клиники по любым медицинским направлениям.

#частнаямедицина#здравоохранение#инвестиции#медицина#секретуспеха#перспективы#практика#инновации#онкология

Игла вслепую

Текст: Маргарита Парфененкова

Жертв онкологических заболеваний на земле становится все больше. Рак является второй по распространенности причиной смерти после болезней сердечно-сосудистой системы.

И если причины возникновения рака до сих пор не изучены, то распознавать его человечество научилось. Появились высокотехнологичные методы диагностики, которые способны рассмотреть болезнь еще на клеточном уровне. А это значит, шансы на исцеление многократно возрастают.

Болезнь века

Если в 2008 году от онкологических заболеваний по всему миру умерли 7,6 млн человек, а диагноз "рак" был поставлен 12,7 млн человек, то в 2012 году от рака умерло 8,2 млн человек, а у 14,1 млн человек были диагностированы подобные заболевания. По прогнозам, в 2025 году в результате старения населения онкологические заболевания ежегодно будут диагностироваться у 19,3 млн человек (данные Международного агентства по изучению рака IARC).

По информации IARC, Россия входит в число стран с наиболее высокой распространенностью онкологических заболеваний среди населения. За последнее десятилетие число онкологических больных в России увеличилось на 25,5%. На конец 2012 года на учете в онкологических учреждениях России состояло около 3 млн больных, а это 2% населения России (данные ФГУ МНИОИ им. П. А. Герцена). В нашей стране ежегодно заболевают раком 520 тысяч человек.

Показатель заболеваемости раком в стране прежде всего зависит от уровня медицины. "Чем выше уровень медицинского обеспечения, тем выше будет заболеваемость, — отмечает РБК директор НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова Алексей Беляев. — Самая высокая заболеваемость — в цивилизованных странах, где хорошо организован процесс диагностики и высокий средний возраст населения. Например, это Новая Зеландия, Швейцария, Великобритания, США. А Россия стоит здесь в нижней трети списка".

Для того чтобы оценить онкологическую ситуацию в стране, необходимо смотреть на показатели смертности от рака, говорит Алексей Беляев. По оценке IARC, по этому показателю в мире лидируют Китай и Россия. В России около 300 тысяч каждый год умирают от злокачественных новообразований. При этом каждый третий пациент погибает в течение первых 12 месяцев после постановки диагноза "рак" (данные Ассоциации онкологов России).

Столь мрачная картина объясняется тем, что более чем у 40% больных рак выявляется на 3−4 стадии. Отсюда же и высокий процент инвалидизации. Ежегодно в России более 185 тысяч больных признают инвалидами из-за онкологического заболевания.

С 2009 года в России действует национальная онкологическая программа. В рамках этой программы 47 млрд руб. было выделено на строительство и модернизацию онкоцентров, а также на закупку современного оборудования. В том числе было закуплено и установлено около 400 тысяч единиц компьютерных и магнитно-резонансных томографов, рентгенологических приборов, видеоэндоскопических комплексов и т. д. В программе приняли участие 64 российских региона. С 2015 года Минздрав продолжать национальную программу не планирует, финансировать лечение онкобольных будет Фонд обязательного медицинского страхования, а также этой проблеме будет уделяться внимание в рамках государственной программы "Здоровье". Медицинское профессиональное сообщество очень надеялось на то, что онкологическая программа будет продолжена: без дополнительных усилий государства преодолеть нехватку онкологических центров, высокотехнологичного оборудования, квалифицированных кадров будет невозможно. Для того чтобы существенно снизить показатели смертности по онкологическим причинам, пяти лет целевого финансирования оказалось недостаточно.

Вовремя замечен — излечим.

Главная причина высокой смертности от рака заключается в отсутствии системы ранней диагностики онкологических заболеваний в стране, а главным методом борьбы с раковыми заболеваниями остается выявление их на ранних стадиях, уверен г-н Беляев. "Если болезнь выявить рано, то тогда возможно ее радикальное лечение и в результате можно добиться заметного уменьшения смертности", — говорит врач.

Заметно изменить картину в рамках целой популяции может только система скрининга, то есть программа обследования здоровых людей, убежден Алексей Беляев. Необходим широкий охват населения, обследовать людей нужно на выявление социально значимых онкологических заболеваний. В России самые высокие показатели заболеваемости и смертности в онкологии у мужчин дает рак легкого, рак желудка, рак ободочной кишки, рак предстательной железы. У женщин это рак молочной железы, рак кишечника, рак тела и шейки матки.

Простой пример: в Финляндии заболеваемость от рака шейки матки существенно выше, чем в России. А смертность от этого заболевания там в шесть раз ниже, чем у нас. Это как раз и есть результат массового скрининга, с помощью которого диагностируются ранние формы рака.

Как показал опыт развитых стран, для того чтобы скрининг принес такой эффект, необходимо обследовать на определенное заболевание 70−80% здоровых людей, говорит г-н Беляев. Диспансеризация в поликлиниках, по его словам, проблему не решает: она в лучшем случае способна охватить около 30%.

Обнажая грудь.

Рак молочной железы стоит на первом месте среди всех видов онкологических заболеваний в России. По данным Московского научно-исследовательского онкологического института им. П. А. Герцена, в 2012 году рак молочной железы впервые был выявлен у 56,1 тыс. пациенток. А в структуре смертности женщин от злокачественных новообразований этот вид рака занимал лидирующее место (17,3%).

Онкологи отмечают, что рост заболеваемости также можно объяснить и возросшим уровнем скрининга в последнее время. Скрининговые программы, в один голос заявляют врачи, способны спасти жизни десяткам тысяч женщин. Результаты исследований, проведенных недавно по всему миру, показали, что маммографический скрининг женщин 50−69-летнего возраста снижает смертность от рака груди на 20−25%.

В 2008 году в России рак молочной железы на 1 и 2 стадии, когда рак можно быстро и эффективно вылечить, выявлялся в 62,7% случаев. В 2012 году — уже в 64,5%. Летальность от рака молочной железы также несколько снизилась. Небольшие, но очень позитивные изменения стали возможны благодаря скрининговым программам, которые стали появляться в стране. Но, конечно, для кардинального изменения ситуации потребуется федеральная государственная программа скрининга, уверена медицинский директор компании Philips "Здравоохранение" Елена Дизендорф.

После 40 лет для скрининга рака молочной железы выбирается рентгеновская маммография. И, конечно, каждая женщина озабочена лишней лучевой нагрузкой, которую она получает на этих исследованиях. Компания Philips разработала маммограф с технологией MicroDose (МикроДоз ), у которого доза рентгеновского облучения, полученного при исследовании, снижена в два раза. Это цифровая технология, благодаря чему качество изображения получается очень высоким. Кроме того, это очень удобно, поскольку снимок можно мгновенно переслать для консультации другому врачу. Современная техника позволяет быстро выявлять злокачественные образования на самой ранней стадии, благодаря чему возможна щадящая операция по удалению опухоли с сохранением молочной железы.

Вооруженным взглядом.

Современные технологии позволяют максимально точно диагностировать заболевание. Наиболее современным и сверхчувствительным методом диагностики в онкологии считается ПЭТ/КТ, объединяющий два метода обследования: позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ) и компьютерную томографию (КТ). Точность, которую этот метод позволяет получить, по оценкам специалистов, достигает 90%. Он эффективен там, где рентген-исследование или МРТ бесполезны.

Использование ПЭТ/КТ позволяет увеличить количество вновь выявленных злокачественных новообразований на 15−20%. С начала широкого применения ПЭТ/КТ-диагностики в онкологии прогноз выживания пациентов увеличился в два раза.

Однако неправильно будет думать, что ПЭТ/КТ нужно проходить в качестве скрининга всем здоровым людям с целью обнаружить у них рак на ранней стадии. Дело в том, что в ПЭТ используются десятки радиоизотопов, каждый из которых применяется для диагностики определенных видов опухолей. А делать ПЭТ/КТ здоровому человеку сразу с несколькими изотопами, во-первых, вредно из-за высокой лучевой нагрузки, во-вторых, дорого, а в-третьих, все равно можно пропустить какую-то из опухолей. Но ПЭТ/КТ совершенно незаменим, когда другими методами уже найден первичный очаг опухоли в организме и нужно точно определить стадию онкологического заболевания. ПЭТ/КТ исследует все тело пациента и видит не только опухоль, но и метастазы в лимфатических узлах и так называемые отдаленные метастазы, то есть распространение раковых клеток в другие органы и ткани. Если врач точно определит стадию онкологического процесса, он назначит адекватное лечение: химиотерапию, операцию, лучевую терапию или их сочетание. В Европе и США ракового больного не начнут лечить без ПЭТ/КТ, хотя стоимость этого исследования начинается от 1000 долларов. Почему такой дорогой метод входит в стандарты диагностики в этих странах? Да потому что с ПЭТ/КТ общая стоимость лечения снижается, ведь средства расходуются более эффективно. Например, с помощью ПЭТ/КТ можно оценить реакцию опухоли на препараты химиотерапии. Если нет реакции, препарат меняют на другой, более эффективный, тем самым выигрывается драгоценное время на лечение ракового больного и экономятся огромные средства, которые были бы затрачены на покупку ненужного пациенту препарата.

Недавно было объявлено о создании первого в мире цифрового ПЭТ/КТ. Это изобретение создала и вывела на рынок компания Philips. Ее инновационная система Vereos (Вереос) дает высочайшие скорость исследования и качество визуализации, о которых врачи не смели мечтать еще 5 лет назад. Так, исследование длится всего 5 минут вместо 20−30, а разрешающая способность увеличена вдвое по сравнению с аналоговыми системами. Это позволяет в деталях рассмотреть опухоли размером в несколько миллиметров, рассказывает руководитель направления ПЭТ/КТ компании Philips "Здравоохранение" Владимир Бережной.

В ранней диагностике в онкологии незаменим метод магнитно-резонансной томографии (МРТ): он становится все более популярным инструментом для первичного выявления злокачественных раковых и доброкачественных опухолей. Несомненным преимуществом МРТ является возможность визуализации мягких тканей с превосходной контрастностью. Поэтому МРТ — это метод выбора для диагностики опухолей головного мозга. Также не стоит забывать, что МРТ — безвредный метод, в котором отсутствует лучевая нагрузка, поэтому его можно назначать детям и беременным.

Некоторое время назад компания Philips представила революционный первый полностью цифровой магнитно-резонансный томограф Ingenia (Инжениа). Благодаря цифровым технологиям нам удалось существенно улучшить качество визуализации, особенно при исследовании органов брюшной полости, а также увеличить скорость выполняемых исследований, объясняет руководитель направления МРТ Philips "Здравоохранение" Анна Лерман. Например, исследование печени на этой системе выполняется всего лишь за 8 минут.

Кроме того, с помощью МРТ можно и облегчать страдания онкологических больных. Метастазы в костях, возникающие на поздних стадиях некоторых онкологических заболеваний, вызывают мучительные боли у пациентов. Система Philips Sonalleve (Соналлив) MR-HIFU позволяет с помощью высокоинтенсивного фокусированного ультразвука под контролем МРТ снимать это состояние. Энергия ультразвуковых волн направляется в конкретные "мишени" внутри тела пациентов, не нарушая кожные покровы. А контроль МРТ обеспечивает обратную связь и безопасность процедуры. Этот нехирургический метод лечения позволяет улучшить качество жизни пациента и дает более быстрый результат, чем лечение болевого синдрома сильнодействующими лекарственными препаратами и лучевой терапией. Кроме того, он не дает побочных эффектов, как эти методы.

Современные медицинские технологии позволяют сделать медицинскую помощь в разы более эффективной. Инновации дают врачам совершенно новые возможности и позволяют принципиально улучшить лечение заболевания, помогают на всех этапах медицинской помощи, включая профилактику, диагностику, планирование и оценку лечения, реабилитацию. И все-таки очень важно, чтобы пациенты внимательнее относились к своему здоровью, регулярно проходили нужные профилактические обследования, и обязательно советовались с врачом по выбору процедур и возможным противопоказаниям. Это позволяет застать вероятную болезнь на ранней стадии, что многократно увеличивает шансы на излечение.